Почти стемнело. Ветта наблюдала, как Даника набирает воду из ямы. Никого больше не было и Ветта очень злилась, просто от того, что смотрела на неё. Почему даже в простой одежде рабыни она выглядит по-королевски, даже не прикладывая усилий?

 

Ветту это очень сильно раздражало. Ей приходится много работать над собой, чтобы соответствовать статусу госпожи. Бывает, что в зеркале она видит рабыню, которой всегда была.

 

Нет. Больше она не та девушка. Она не рабыня!

 

Она увидела, что Даника несёт на голове горшок с водой и направилась в её сторону. Когда та подошла ближе, Ветта вышла из тени на тропинку и подставила ей ногу.

 

Даника споткнулась и упала. Горшок разбился в дребезги, Даника вздрогнула, упираясь локтем в землю.

 

Ветта наклонился и схватила её за волосы. «Смотри, куда идёшь, рабыня,» - зарычала она.

 

Даника повернула голову и посмотрела на Ветту. «Ты мне ногу подставила», - сказала она прямо.

 

От гнева Ветта побагровела и дала ей сильную пощёчину.

 

От удара голова Даники откинулась назад, но Ветта, вернула её на место, дёрнув за волосы.

 

«Тебе запрещено отвечать мне! И особенно выдвигать необоснованные обвинения!» — прошипела она сердито. Даника уставилась на женщину, державшую её за волосы. У неё чесались руки и хотелось ударить её. Госпожа короля. Как можно забыть эту женщину? Она и не забыла.

 

Когда Даника вызывающе посмотрела на неё, Ветта отпустила её волосы. «Ты уж постарайся не попадаться на моём пути, рабыня. В следующий раз я тебя отхлестаю!»

 

Она выпрямилась, отпустила волосы и ушла.

 

Даника посмотрела ей вслед. Она сделала глубокий вдох, чтобы усмирить свой гнев.

 

ХХХ

 

Была середина ночи, и Люсьен спал. Он начал просыпаться от удовольствия... которое почувствовало его тело.

 

Он еле слышно застонал, его тело сильно напряглось. Ему делали минет горячими губами. Кто-то жадно облизывал его шрамы, через его тело будто проходил лёгкий электрический разряд.

 

Он надеялся, что это Ветта доставляет ему такое удовольствие посреди ночи. Но знал, что это не она.

 

На грани кульминации Люсьен открыл глаза. Он увидел голову Чада, которая двигалась то вверх то вниз.

 

Освобождаясь ото сна

 

и он мечтательно уставился на короля: « Люсьен...» Затем

 

Чада, осторожно, но твердо. Он смотрел на человека, который шёл за ним в огонь и в воду...

 

всегда воодушевляли его. Всегда, когда он уже был готов сдаться, когда становилось совсем невыносимо,

 

«Мы больше не в плену, Чад. Теперь мы

 

было. Когда он такой... его как будто

 

Люсьен снова надел свою пижаму и

 

в ванную и вылил ему на голову целое ведро холодной

 

вдох, сплюнул и вытер воду

 

и стал ждать. Он распознал

 

король"! Люсьен размеренными шагами направился в свою спальню, а Чад последовал за ним.

 

на Чада, который выглядел очень напуганным и вполне

 

«Да, сделал».

 

опустил голову. «

 

надо говорить "Мой Король", Чад. Сейчас середина ночи,

 

кивнул сглотнул виновато.

 

глядя на человека, который прошёл с ним

 

в свою спальню и постарайся заснуть. Врач пообещал дать самое лучшее лекарство от этого недуга. С тобой снова всё будет

 

тоже. Он поднялся и вышел из комнаты, ещё раз извинившись. Спустя несколько минут Люсьен вернулся в постель и попытался заснуть, но сон оставил него. Последние пятнадцать лет он плохо спал.

 

возбуждения

 

*ЖХХЖАЖАКК

 

кошмары. Они ему всегда снятся. Он всегда вспоминает те дни в

 

много личных рабов разного пола. Но к нему он проявлял

 

он трахал рабынь. Как и требовали правила. Было такое развлечение - мужчины — трахают женщин, а Короли едят

 

только они не захотят

 

которым они могли иметь большое количество женщин, но

 

Я хочу, чтобы ты его трахнул»,

 

Люсьен сразу вспомнил, как увидел в бутылке смазку.

посмотрел на Кона.

 

трахнул его в задницу, раб, прямо

 

попытался рассмотреть «его»,

 

было весьма травматичным, ведь ему пришлось трахнуть своего слугу, который

 

И он это сделал. У всех на глазах. Они смеялись и подбадривали его, хихикали всякий раз, когда Чад издавал стон боли. Люсьен изо всех сил старался быть осторожнее... хотя бы там.

 

Он сел в кровати тяжело дыша, как после быстрого бега.

 

Это всего лишь кошмар. Просто прошлое. Прошлое больше не сможет причинить мне вреда. Теперь я на свободе. Теперь я не раб, а король.

 

Люсьен мысленно повторил это в точности так, как ему велел доктор. Он почувствовал, что успокаивается и приходит в себя.

 

Не нужен провидец, чтобы понять, почему в его сегодняшнем кошмаре было второе знакомство. Это из-за того, что случилось ранее.

 

Это второе знакомство было для него невероятно травматичным. Так же как и для Чада.

 

Но он и понятия не имел, что это только начало.

 

После того ужасного случая в Королевском дворе подобные приказы стали поступать чаще. Это продолжалось больше восьми лет.

 

Там мог быть Чад или любой другой мужчина, которого захочет Кон. Даже когда Кон несколько раз повредил свой фаллос, он всё равно продолжал отдавать эти приказы.

 

Пережитое оказало сильное влияние на него... сделало его холодным и жёстким человеком, которым он является сегодня. Но Чада этот опыт ранил... По настоящему. Умственно.

 

Рабов приучали к тому, что они не могли поменять. Чад тоже к этому привык. Он начал  жаждать этого. Его тело пристрастилось... к нему.

 

Лучший врач во всём королевстве обследовал его и диагностировал особое расстройство сна, называемое секссомнией.

 

По словам знахаря, именно поэтому Чад ведёт себя сексуально во время сна. Он сказал, что разум Чада продолжает воспроизводить переживания, которые являются для него наиболее травматичными, поэтому он проецирует их в своё подсознание, а его разум застрял в ловушке прошлого.

 

Врач продолжает искать лекарство от недуга.

 

Он вспомнил маленькую — Ремету. Вспомнил, как днём видел её искалеченное тело...

 

Что же касается Деклана...

 

Люсьен крепко зажмурился, чтобы воспоминания ушли. Он не вспомнит этого. Когда живёшь в кошмаре последние двадцать лет, он становятся частью тебя.

 

Из него сделали монстра, и правда в том... что он не уверен, что когда-нибудь перестанет быть таким.

 

Фрэнки, ему всё равно. Уже нет.

 

Он сбросил с себя одеяло и встал. Его тело было в ярости, что было очень больно. Ему нужно облегчение.

 

И он получит его сегодня вечером. Но не от Ветты.

 

Bình Luận ()

0/255