Ненавистная Рабыня Альфа-Короля

Глава 8 День, когда ты начинаешь терпеть неудачу и перестаёшь мстить

Даника продолжала держаться за Люсьена всю дорогу от Королевского двора до его покоев.

 

Оставшись с ней наедине, он запер дверь. Король развернулся к девушке и  смерил её своим самым грозным взглядом.

 

«Благодарю вас за...», - начала она.

 

«К столу. Не ложись на него. Просто повернись ко мне спиной». Резко скомандовал он, его непроницаемое лицо было мрачнее, чем когда-либо.

 

Даника сделала то, что он сказал. Она дрожала, всё ещё под впечатлением того, что чуть не  от чего он её спас.

 

Она была так благодарна ему, что была согласна сделать то, что он просил. Держась за стол дрожащими руками, Даника закрыла глаза.

 

Он подошел к ней сзади и попробовал ввести в неё палец. Король ещё больше нахмурился, потому что у неё там было сухо, даже после всех эротических спектаклей в Королевском дворе.

 

Даника не знала, откуда он взял жидкость, которой, как она ощущала, натёр себя, перед тем, как войти в неё. Он никогда не снимал одежду, а так как она отвернулась от него, то не видела ни его тела, ни его эрекции.

 

Он начал совершать поступательные движения, растягивая её. —Даника стиснула зубы и крепче обхватила руками стол.

 

Затем он отстранился и полностью вошёл в неё, сразу очень глубоко и быстро достиг предела. Даника

вскрикнула, ощутив сильную боль, и начала царапать ногтями стол.

 

Он накрыл её своим телом и стал со всей силой погружаться в неё. Стол задрожал, и тело девушки затряслось от толчков.

 

Одна рука короля держала её за бедро, другая шарила в её волосах. Закрыв глаза, Даника мысленно готовилась к боли. Она была уверена, что он будет дёргать её за волосы.

 

Но он не сделал этого. Люсьен крепко держался за её кудри, но не тянул. Наваливаясь на неё сверху, он входил в неё резкими, глубокими толчками.

 

Он оставил волосы Даники в покое и прижал руку к её груди. Сильно сжав её грудь, он пощипывал её соски и держался за них так крепко, что это почти причиняло боль... почти.

 

Он наклонился и продолжил, погружаясь в неё всё глубже. Он не издал ни звука, были слышны только её крики... и звук соприкосновения кожи о кожу.

 

Он снова сдерживался. Она не видела, но чувствовала это.

 

Даника не поняла, почему боль стала утихать, несмотря на то, что он продолжал. Было всё ещё больно, но не так сильно, как прошлой ночью.

 

чувствовать…

 

смутило и

 

отстранился и отвернулся от неё. Подобрав с пола лоскут, он бросил его

 

«Убирайся», - рявкнул он.

 

же как вчера. «Он не закончил

 

не забывала его

прорычал

 

открылась, и в его покои вошла женщина с таким видом, будто она была здесь хозяйкой. Женщина была красивой,

 

взгляд, которым одарила её эта

 

бы она ни была…

 

свой взор на короля Люсьена. «Я знала, что я понадоблюсь тебе, и

 

столу, за который Даника только что держалась. Она

 

можешь остаться и посмотреть», - протянула дама с

 

покачала головой. Она быстро переоделась и,

 

стене, прерывисто дыша. Внтури было столько разных

 

хочет её благодарности. Он

 

но не с ней? Тогда зачем он вообще

 

направилась к себе, вздрагивая от боли при

 

физически, так

 

на кровать,

 

покалывания в Теле, а местами даже боль. Но

 

столе и смотрела, как

 

совсем не похож на мужчину, который только что воплотил все

 

устала от этого марафона, а ещё она была очень зла. Она слышала об инциденте в Королевском дворе. «Почему

 

- заявил он, подходя к своему стулу,

 

не был готов, когда нас представляли! Ни один из нас!» Она

 

смотрел на неё, удивлённо приподняв бровь. «Ты что-то

 

с силой прикусила

 

метать. Говорить с ним -

 

он объявил девчонку «своей» перед королевским двором. О Ветте он никогда так не говорил публично! «Ты не можешь думать о ней как о человеке, если хочешь отомстить ей, мой король. Её отец никогда

 

свитки. Он разложил их на столе. «Я-я просто думаю,

 

тем, что тебя там не было. Ты её

 

«Это должно обрадовать тебя! Празднуй победу, когда она в таком состоянии! Это и есть настоящая месть, разве я не права? »

 

Наконец он посмотрел на неё. «Я был в её возрасте, когда меня поработили. Я знаю, каково это - когда на тебя смотрит огромная толпа и вынуждает совершить такой поступок».

 

«Я тоже знаю, каково...»

 

«Ты понятия не имеешь, что это такое, Ветта». Он твердо заявил: «Ты родилась рабыней, ты с детства понимала, что такое рабство. Ты и не знала другой жизни. Тебе было проще, потому что в тебе течёт рабская кровь». '

 

Его резкие слова ошпарили Ветту словно пощёчина. Но таков Люсьен. Он немногословен и всегда говорит, что думает, не цернемонясь.

 

Он продолжил: «Она была королевской особой. Ещё неделю назад она не знала такой жизни, не была шлюхой голубых кровей, а вчера вечером я лишил её девственности на этой кровати. Её это

потрясло, и она не была готова».

 

Не обращая внимания на Ветту, он взял перо и обмакнул его в чернильнице.

 

АХ, девственница! Даника была королевской особой, а она, Ветта, значит, родилась рабыней!?

 

Женщина сделала глубокий вздох, подавляя внутренний гнев и глотая слова, которые ей хотелось крикнуть ему.

 

«Сейчас она не готова, значит, ты представишь её в другой раз? Ты же знаешь, что короли потребуют этого?»

Люсьен пожал плечами и начал писать. Чёрт возьми, он даже не хочет с ней говорить! «Мой король...»

 

«Уходи, Ветта». Мягко произнесённый приказ, который мог стать смертельно опасным, если его сразу не исполнить. Ветта направилась к двери, пылая от

гнева. Она остановилась у двери и проговорила:

 

«Не забывай, мой король. Не забывай, через что тебе пришлось пройти. Через что прошли твои люди. Что мы пережили. Не забывай смерть своих родителей. Твою беременную младшую сестру. Не забывай Деклана, мой король. Не забывай того, что нас заставляли делать. Не забывай Чада. Не забывай маленькую Ремету и Баски». 1

 

Открыв дверь, она продолжила: «Не забывай, кто враг. Кто дочь врага, как ты сын своего отца. Ты не заслужил того, что с тобой сделали, так что это справедливо».

 

«День, когда ты начинаешь ставить себя  это день, когда ты начинаешь терпеть неудачу и перестаёшь мстить».

 

Она ждала, что он поддержит её и выразит свой гнев.

 

Но в ответ ей была лишь тишина, и тогда она повернулась, чтобы взглянуть на него. Он всё ещё писал.

 

«Ты ничего не скажешь!?» Злоба переполняла её.

 

Он поднял на неё свои холодные сердитые глаза. «Пошла вон». Он не кричал. Это было и не нужно.

 

Ветта покинула королевские покои вне себя от гнева. Она решила, что пришло время отомстить самой.

 

Bình Luận ()

0/255